?

Log in

No account? Create an account

олеандр

Oleandr keti ОЛЕАНДР

М.Т.Мазуренко

Сон или мираж был навеян созерцанием горшка с цветочным растением. Я стояла в очереди на почте. В большом просторном помещении недавно прошел ремонт. Прилавки, гладкий пол, застланный скользкой плиткой, большой почтовый ящик с гербом, компьютеры у приемщиц – все претендовало на современность и порядок. Но на подоконнике стоял большой цветочный горшок, из которого торчал вверх длинный хлыст, покрытый жесткими листьями. Он затемнял свет в не очень светлом помещении.

Очередь не была большой. Но это не меняло дела. Она была долгосрочной! Приемщица долго заполняла данные на компьютере. Что-то рассматривала. Процедура не легкая. А я стояла и стояла, разглядывая хилое растение в горшке. Это был олеандр! Да! Олеандр! Как мираж передо мной возник жаркий день в окрестностях Мармариса на Эгейском море. Прогулка в густые заросли цветущего олеандра. Они розовыми лентами лежали в ложбинах гор. Все это на фоне яркого синего неба, яркого синего моря! Я мысленно спустилась в ложбину. Погрузилась в тень олеандровой заросли! Тонкий приятный аромат окутывал меня. Масса цветов окружали меня, баюкали!

Мираж исчез. Моя очередь подошла к окошку. Я решилась спросить – цветет ли на подоконнике этот хилый хлыст? - Нет, раньше цвел, а теперь нужно выбросить!

Я вышла на улицу, окунулась в яркое весеннее солнце. Приятнейшие ароматы олеандра не исчезали в моем воображении. Мне захотелось поделиться с читателями своими наблюдениями, восторгами и открытиями.

Родина олеандра (Nerium oleandеr) полуостров малая Азия, Средиземноморье, северная Африка. Это все страны сухого субтропического климата отличающиеся летним зноем и холодными бесснежными зимами.

Растет олеандр вдоль рек образуя густые, иногда труднопроходимые заросли. С высоты горных хребтов и холмов долины рек летними днями выглядят чарующе. Стоит посмотреть поближе на большие компактные кусты олеандра. Высокие до 5 метров хлысты стволиков всегда прямые и стоят рядами рядом друг с другом, да так плотно, что сквозь заросли бывает трудно пробраться. Стволики всегда тонкие, но очень прочные, что связано с особенностями строения древесины. У олеандра сосудистые пучки находятся глубоко, в сердцевине, а луб – внешняя кора прячется в древесине. Это, обеспечивает гибкость и прочность высоким олеандровым хлыстам.

Прочный и гибкий хлыст - очень удобная плетка. Ее с незапамятных времен используют погонщики ослов. Местное прозвище олеандра - «дубинка осла». Дубинка – сильно сказано, а прочная плетка – действительно прочная и удобная. Но не для осла же, конечно, создана эта прочная плетка, а для водных потоков.

Весенние бурные горные речки с шумом мчатся вниз со склонов гор, сметая на своем пути песок и камни. Все что несет поток, как в сетях застревает в густых зарослях олеандра. Прочные хлыствидные стволики покрыты от основания до верхушки мутовками прочных сероватых вечнозеленых листьев. Паводки им не помеха. Жесткая кожица на листьях прочная, не рвется. Листья увеличивают прочность природных сетей. Олеандры сами себя обеспечивают почвой, которую собирают весенними днями, а река только помогает в сборе плодородного ила.

Корни олеандра уходят глубоко в песок, проникая к подрусловым водам, обильным весной, но скудным жаркими летними днями, когда солнце нещадно печет, а горные ручьи иссякают. Но прочные вечнозеленые листья олеандра не вянут. Опять выручает очень прочная многослойная кожица, в глубине которой прячутся устьица осуществляющие газообмен. Устьица надежно защищены. Мало того, что они находятся в углублениях коры листа, в этих углублениях есть еще и мелкие волоски защищающие устьица от иссушающей жары! Испарение у этих листьев минимальное. С чем же это связано? Прежде всего, с летними засухами, когда нужно беречь воду. Кроме того на севере Африки, где много зарослей олеандра, не редки африканские и средиземноморские длительные иссушающие ветры «сирокко» усиливающие испарение листьев на растениях.

Nerium-oleander_ олеандр

Интересная картина жизни у олеандра. Его корни, которые можно сравнить с ногами всегда в воде, а верхняя часть «голова» находится в иссушающей жаре. Сохраняют влагу и густые заросли. Внутри куста влажно. Близко расположенные по отношению друг к другу стволики, листья сохраняют влажную атмосферу. В плотной заросли олеандра испарение идет медленнее.

Стоит обратить внимание на то, что олеандру приходится приспосабливаться к разным экологическим условиям, связанным со средиземноморским климатом. Теплые зимы позволяют ему сохранять свои листья зелеными. Весенние потоки ему не страшны. Наоборот - так устроены его стволики, что он накапливает для себя плодородный ил. Прочная кора и листья не повреждаются. Толстая кора на листьях и остроумно устроенные устьица сокращают испарение до минимума в жаркое лето. В густых зарослях сохраняется влага! Это растение яркий пример активного и интересного приспособления к жизни в контрастных условиях, которые позволяют ему обильно цвести длительный период, с раннего лета до поздней осени.

Но главное что бросается в глаза у олеандра – так это его замечательные ароматные цветки. На нежные, сочные цветки с приятным ароматом обратили внимание еще древние греки и особенно римляне. Стали окультуривать олеандр и пересаживать к себе в сады. В древней Помпее на фресках находят реалистичные изображения олеандра.

Это и в наши дни любимое садовое растение юга. Много его в садах и парках Крыма и Кавказа. Выведены многочисленные садовые формы отличаются друг от друга малиновыми, белыми, желтыми и оранжевыми цветками. Есть и махровые формы, с более крупными цветками и соцветиями. И даже пестролистные формы!

Цветки олеандра очень красивые, формой напоминают маленькие розы. Лепестки в бутонах закручены, словно маленький фунтик. Это черта всего семейства кутровых и даже порядка кутровых к которому относится олеандр. По мере расцветания отгибаются 5 лепестков, в основании которых, в зеве находятся зубчатые выросты, предназначенные для охраны нектара от посторонних насекомых. Его должен опылить только олеандровый бражник.

На концах однолетних хлыстов раскрываются пышные соцветия. Один цветок сменяется другим в течение всего лета! Привлекает и неповторимый нежный аромат цветков. Пахнут они и днем и ночью.

Представим себе конец утомительного жаркого дня. Солнце садится в море в 10 часов вечера. И вдруг, как это всегда бывает на юге, день сменяется темной ночью с приятными запахами. Всходит луна и таинственно и фантастично освещает холмы, покрытые буйной растительностью. Около кустов олеандра можно услышать тихие шорохи. Это в трубку венчика забирается длинным хоботком большая бабочка – олеандровый бражник. Она, так же как и птичка колибри трепещет перед цветком, порхает крыльями и собирает в трубке сладкий нектар. Еще недавно по кожистым листьям ползали толстые зеленые большие гусеницы, откусывая жесткие листья, а затем – превратились коричневую куколку. куколку и лежит под кустами до весны среди опада и ветоши. Из этой куколки весенними днями вылетит размахивая мраморными пестрыми листьями бабочка - бражник. Интересно то, что олеандровый бражник живет и там, где олеандр находится в гостях, в культуре. На Черноморском побережье Кавказа олеандра много в посадках, но гусеницы бражника предпочитают лакомиться не его жесткими листьями, а чаще питаются картофельной ботвой. Она более мягкая Объяснить прилет бражника в далекие края вслед за олеандром - просто. Эта сильная бабочка может пролететь не один километр, а сотни и даже тысячи. Однажды олеандровый бражник был обнаружен в Санкт-Петербурге.

Бражник-

После долгого цветения плоды – две длинные супротивные коробочки напоминающие толстые ножницы – быстро зреют. Сначала они зеленые, но в декабре становятся коричневыми и растрескиваются вдоль. Из них постепенно вылетают легкие пушки с мелкими семенами и разлетаются в разные стороны на довольно большие расстояния. Но только те, которые прибьются к сырому песку речного русла – прорастут следующей весной и пойдут быстро в рост. Их первый побег вырастающий из мелкого семени так же прочен, как и хлысты взрослых растений. Ведь весенний паводок не щадит маленькие растения и с самого раннего детства им уготовлено суровое, почти спартанское воспитание. Очень многие из проростков гибнут еще молодыми. Поэтому и у взрослых кустов есть запасные варианты – быстрое вегетативное расселение.

Он легко размножается черенками и отводками, что особенно выгодно при размножении садовых махровых форм, у которых цветки не завязывают семян.

Очарованные красотой огромных кустов обильно покрытых ароматными цветами, люди живущие севернее, там где теплолюбивый олеандр не может расти в открытом грунте, стараются перенести эту красоту к себе на подоконники. Привозят букеты из олеандра. Вспоминают южные красоты и ставят отростки в воду.

Спустя месяц в основании отводка отрастает корневая система. В комнатных условиях олеандр, посаженный в плодородную почву – обильно цветет. Олеандр одна из любимых комнатных культур. Он очень выносливый. Но любит солнце и обильный полив. В условии культуры нужно обязательно учитывать один важный момент. Его необходимо часто подстригать. Соцветия образуются на верхушках мощных однолетних побегов. Но если не подстричь во время – он быстро израстается и становится очень некрасивым. Таким, каким я его увидела на подоконнике почты. Длинные серые его побеги с тройками мутовок листьев или супротивными, жесткими листьями не будут украшать вашего подоконника, а наоборот создадут тягостное впечатление ущербности загнанного в совсем другие, нехарактерные для этого вида, условия.

Зимой любит олеандр не тепло, а сухую прохладу, такую, какая характерна для его родины. Поэтому его рекомендуют сажать в больших помещениях и в большие кадки. Олеандр настолько неприхотлив, что выносит и полузатененные условия. Например, он может прекрасно расти и на лестницах.

Есть одна коварная особенность у олеандра, которую при черенковании нужно обязательно помнить. Сок олеандра – ядовит. Ядовиты и приятные запахи олеандра. Не рекомендуют держать горшки с олеандром там, где есть маленькие дети. Вдруг ненароком ребенок оборвет и обязательно потянет в рот ядовитый листик. Бывает и мухи дохнут рядом с цветами олеандра, если их много, конечно не мух, а цветков.

Ядовитое вещество– сердечные гликозиды – ценные лекарственные средства. Содержат сердечные гликозиды олеандрин

Кроме того из листьев выделен антибиотик ОЛЕАНДРИН.

Ранее препараты олеандра применялись при острой и хронической сердечной недостаточности кровообращения II и III степени, особенно при пороках митрального клапана с мерцательной аритмией.

Антибиотик олеандромицин, выделенный из листьев олеандра, активен против стафиллококков, устойчивых против пеннициллина и других антибиотиков.

Применяется препарат НЕРИОЛИН в виде раствора и таблеток кристаллического олеандрина.

НЕРИУМ – по латыни Nerium - родовое название олеандра намекает на то что он растет по берегам рек. Это у древних греков цветок речных нимф нереид.

Видовое же название можно трактовать по разному.

OLEO - означает пахучий, а ANDROS - основание цветка, его андроцей. В переводе - пахучий цветок. Но есть еще одно предположение. Один из греческих островов, где много олеандра – называется Андрос. Возможно именно от названия этого острова и возникло название цветка. На греческий лад это звучит так: пахучий цветок Нереид с острова Андрос. Это вполне возможная версия, так как традиция называть растения по месту его произрастания существовала в Греции. Например название РОДОДЕНДРОН звучит так: дерево с острова Родос. А брусника называется так: виноград с горы Иды (Vaccinium vitis idaea). Но можно подумать относительно олеандра и по другому. Листья его формой несколько похожи на листья маслины. Они тоже цельнокрайние и сероватые. А маслину зовут Olea. Может быть видовое название возникло благодаря сходству листьев олеандра и маслины? Но теперь приходится только гадать. Но наблюдательность древних приметивших то, что олеандр всегда связан своими обитаниями с реками – очевидна.

Приятные воспоминания детства связанные с олеандровым бражником снова нахлынули на меня. У нас на Зеленом мысу после войны было довольно голодно. Мы сажали картошку. Мама гордилась. Два урожая можно было собрать. В большой, нериятно и пряно пахнущей ботве я собирала больших зеленых гусениц. С двумя пятнами на лбу. Словно глаза – думала я. Кормила этих гусениц ботвой. Потом они съеживались и превращались в коричневую блестящую куколку. Я ее сажала в коробку и ставила эту коробку на шкаф. Проходило лето и о куколке я часто забывала. Но в один прекрасный день из куколки вылетала большая прекрасная бабочка – олеандровый бражник. Она была замечательно красивой, пестрой и наверху у нее также как и у гусеницы было два черных пятна - как глаза. Дедушка объяснил. Глаза не настоящие, но отпугивают врагов - птиц, которые могут склевать бабочку. От деда я узнала что это олеандровый бражник. Олеандра в округе не было. Много лет спустя я узнала что бражник сильная бабочка. Прилетает издалека.

ххх

Прошли годы. Я состарилась. Когда во время своих поездок в средиземноморские страны я видела роскошные   кусты олеандров густо покрытых разного цвета цветками- мне всегда хотелось чтобы такие же заросли олеандра благоухали на моей маленькой родине – на Зеленом мысу в окрестностях города Батуми! Я представляла себе большие пляжи на конце которых пестреют разными красками огромные олеандровые кусты обрамляя густые заросли. Видела бульвары с красивыми олеандровыми шпалерами. Это были миражи навеянные воспоминаниями. Но ведь это реально!


    

 Воспоминания о Батумском ботаническом саде.

М.Т.Мазуренко.

К 100летнему юбилею 3 ноября 2012

 

100 лет назад территория Батумского края – приморская Аджария представляла собой царство болот и малярии. Желтая лихорадка была злостным бичом населения. От нее убегали в горы.

 В 1912 году в момент организации Батумского ботанического сада приморский холм протянувшийся от Зеленого мыса до поселка Чаква, предназначенный для строительства ботанического сада, был покрыт девственным лесом из бука, каштана и граба с подлеском шкериан – из рододендрона понтийского и лавровишни лекарственной.

К тому торжественному моменту подготовка к организации ботанического сада шла уже два десятилетия, когда в девяностые годы 19 века были организованы две крупные экспедиции в юго-восточную Азию. Возглавлял их  известный ботаник А.Н.Краснов. Главной целью этих экспедиций было внедрение чая китайского в Аджарию – этой чрезвычайно ценной породы. Из этих экспедиций были привезены и многие другие растения ценных пород, которые первоначально были высажены в питомнике поселка Чаква.

 Гений А.Н.Краснова проявился в том, что он будучи ученым широкого профиля: Ботаником, географом, автором учения о ландшафтах, решил создать на выделенной под ботанический сад территории фрагменты субтропических областей мира. Влажный субтропический климат приморской части Аджарии очень подходил для этой цели.

 Привезенные из юго-восточной Азии растения быстро подрастали. Но для посадок было необходимо расчистить территорию. Спланировать географические отделы. Наметить места посадок. Опыт и талант А.Н.Краснова позволил это сделать. Он сам руководил посадками – создав основу уникального сада. Но через 2 года, когда сад был только заложен и произведены главные посадки – Краснов умер.

Судьба сада беспокоила общественность. В Харькове был объявлен сбор средств на поддержку начатого большого дела. Известна пословица о том что каждый человек дожжен построить дом, посадить дерево.

 А.Н.Краснов за свою жизнь построил свой большой научный дом, а также посадил деревья – положив основу знаменитого ботанического сада. Слава основателю предвидевшего своим гениальным взглядом будущий облик тенистых рощ замечательного дендропарка, где можно в полной мере представить себе хвойные леса Северной Америки, нарядные рощи азалий южной Японии, туманные предгорья Гималаев. Гиганты эвкалипты далекой Австралии, цветущие сады Флориды. Красота поднебесная!

На крутых холмах над Черным мрем обильно снабжающим влагой растительность побережья быстро подрастали посаженные при Краснове деревья. Возник, как в сказке, уникальный ботанический сад.

А.Н.Краснов, кроме того был одним из основателей в Российской империи ресурсоведения- важной науки обеспечивающей активное освоение края культурными растениями.  А.Н. пропагандировал внедрение 12 даров востока: цитрусовых, чая, хурмы, эриоботрии, бамбуков, тунга, рами, ямса, бананов, камфарного дерева, лакового дерева, воскового дерева.

Значение вклада А.Н. Краснова в развитие растениеводства Аджарии было оценено его современниками и последователями. К 50 летию ботанического сада в 1962 году был установлен на его могиле памятник. Но странным образом ботанический сад не носит имени его создателя, как это принято традицией многих ботанических садов. Надеюсь сегодня эта оплошность будет исправлена.

Полвека спустя после организации сада, в свои студенческие годы, с 1954 по 1960 годы, когда я работала в ботаническом саду садоводом – я видела творение А.Н.Краснова в полном своем развитии. Высокие, более 30 м эвкалипты расправили пышные кроны. Рощами кедров и кипарисов покрылся гималайский холм, изящные японские садики спускались в затененную долину девственного леса. Крутыми подъемами и спусками я попадала в темную так называемую Орегонскую балку с кипарсами, соснами. Проходила роскошной аллеей из кипарисовика Лавсона к могиле А.Н.Крснова. Оттуда шла мимо длиннхвойных сосен Монтецумы. Сспускалась к рощам североамериканских дубов, к загадочным таксодиям с торчащими пневматофорами.!

 

Огромны, более 100 га дендропарк насчитывал более двух тысяч видов и разновидностей, очаровывал необычной экзотической красотой: огромными, словно зеленые флаги листьями бананов и фатций, пальмами с листьями- опахалами, плакучими формами, яркостью красок, крупными многочисленными цветками и плодами. Причем это впечатление сад создавал круглый год!

В дни юбилея стоит обратить пристальное внимание не только на гениального основателя сада. Но и на тех, кто продолжил его благородное дело. После смерти основателя сада молодые посадки требовали тщательного ухода. Во влажном и теплом климате сорная трава в летний период очень быстро растет и угнетает молодые посадки. Садоводы продолжили дело Краснова, тщательно ухаживали за посадками. Через два года после смерти А.Н. в 1916 году директором сада стал Иван Владимирович Палибин – очень грамотный ботаник. Мы его знаем как знаменитого палеобтаника, но именно ему принадлежит честь сохранения молодых посадок сделанных А.Н.Красновым.  В это время продолжалась расчистка дебрей девственного леса, прокладка дорог и тропинок.

Стоит вспомнить какое это было революционное время. Шла первая мировая война. В Батуми в это время побывали турки, затем англичане, меньшевики. В 1921 году  произошла советизация Грузии. И все эти годы И.В. Палибин сохранял ботанический сад. Он его покинул в 1924 году в связи с переездом в Ленинград, на работу в Ботанический институт. В качестве директора ботанического сада его сменил Григол Семенович Цкитишвили.

 В южной Колхиде наступил знаменательный период. Придавалось большое значение развитию Колхиды. Сажали на холмах чай, на болотах эвкалипты, боролись с малярией. Строились чайные фабрики. Появились плантации тунга. Особое внимание уделялось чаю и цитрусовым. С 1925 года ботанический сад стал основным учреждением по развитию растениеводства в Аджарии.

Батумский ботанический сад стал играть роль экспериментальной станции по внедрению новых ценных культур. Производились посадки хурмы, тунга, камелии масличной, хинного дерева и др. Сажали ценные хвойные породы, бамбук и др. Шло активное пополнение коллекции. Стал издаваться делектус.

Значение ботанического сада как научного учреждения усилилось в связи с тем что он перешел в ведение академии наук и его на короткое время возглавил академик Б.Келер, а затем сменил А.С.Кекелидзе проработавший в ботаническом саду вплоть  до 1938 года, когда на следующие 12 лет  стал директором Георгий Гергиевич Мхеидзе проработавший в ботаническом саду с 1938 по 1950 годы. На его плечи легли трудные годы великой отечественной войны.

Моя мама Вероника Генриховна Зельгейм поступила на работу –заведующей библиотекой Батумского ботанического сада в 1948 году по рекомендации Георгия Георгиевича. Я неоднократно слышала о нем как об образцовом интеллигентном руководителе.

В то время я была школьницей и, приходя к маме в библиотеку иногда встречала крупного, с добрым лицом импозантного пожилого человека. Он был начальником. При нем сотрудники робели. Но настоящего страха он не вызывал. .Иногда мама, по дороге домой заглядывала в гостеприимный дом Мхеидзе. Он находился рядом с дачей Ратишвили. С женой Георгия Георгиевича Еленой Алексеевной Шехавской мама поддерживала дружеские отношения. Мама дружила и с племянницей Георгия Георгиевича – Шурочкой – Александрой Владимировной, которая преподавала в начальной школе, расположенной на первом этаже жилого дома в центре сада.

Георгия Георгиевича в 1950 году сменил Давид Владимирович Манджавидзе. Как и Г.Г.Мхеидзе он был родом из Имеретии.

Я поступила на работу в ботанический сад в 1954 году в должности садовода.

 Тогда в ботаническом саду было два приоритетных направления. Это интродукция растений- введение новых растений в коллекцию ботанического сада и изучение природной флоры Аджарии. Заведующей отделом в то время была Александра Алексеевна Дмитриева заканчивавшая обработку флоры Аджарии. Под ее началом находился и гербарий ботанического сада.

Трудности экспедиций были связаны с горным рельефом страны и строгим пограничным режимом. Шавшетский хребет по вершине которого проходила граница между Аджарией и Турцией был недоступен для ботаников. Директор сада Давид Владимирович Манджавидзе изучал леса Аджарии.

Что касается интродукции, каждый географический участок курировал научный сотрудник. Наибольший по площади и по составу занимал восточно-азиатский. Он находился в центре сада, включая гималайскую горку на вершине которой стоял дом сотрудников ботанического сада. Куратором восточно- азиатского участка была Галина Алексеевна Морозова – одна из старейших работников сада. Она пришла в сад в 1928 году и в начале работала под руководством талантливого интродуктора С.Г. Гинкула.

 Большой по площади северо-американский учасок возглавлял Ашот Багратович Матинян, Новозеландский вместе с Автралийским Ш. Баланчивадзе. Георгий Авденагович Габричидзе был заведующим отделом интродукции и курировал в основном парки. Два больших парка при имениях Баратова и Татаринова были присоединены к территории сада.

Несмотря на то, что в течение всего 70 летнего периода советской власти в Батумском ботаническом саду не было ни одной экспедиции заграницу – коллекция сада активно пополнялась за счет обменного фонда семян между ботаническими садами мира.. Семена выписывались по делектусу.

 Полученные по делектусам семена высевались в специальной оранжерейке. А затем сеянцы подращивались на питомнике. В конечном результате их высаживали на постоянное место. Основной ландшафтсада был уже создан. Поэтому новые поступления вливались в общую структуру ландшафта. Коллекция расширялась. Шел обмен и живыми растениями между ботаническими учреждениями чернморскоого побережья: Сухумским ботаническим садом, Сочинским дендрарием и др. Но самая богатая коллекция была в Батумском ботаническом саду.

 Сотрудники отдела интродукции работали на бывшей даче Баратова (а ранее Д Альфонса).

Мои студенческие годы с 1954 по 1960 годы прошли в Батумском ботаническом саду. Я училась заочно. В этом замечательном ботаническом саду я стала ботаником. Работала под началом Ашота Багратовича Матиняна.

Я сидела в большой комнате рядом с А.Б.Матиняном и Г.А.Морозовой. Поэтому и знала их лучше в сравнении с другими сотрудниками. Георгий Авденагович занимал отдельный кабинет, как и полагалось начальнику. Рядом в кабинетах –бывших жилых помещениях особняка – работал Ш. Бланчивадзе и Т.Л.Самхарадзе – тогда аспирантка, заканчивавшая диссертацию по анатомии тунга.

 Я под началом Ашота Багратовича отвечала за своевременный сбор семян, их сушку, упаковку, рассылку. Кроме этого, в качестве лаборанта помогала Ашоту Багратовичу с посевом семян американских растений. Уходом за посадками. В отделе работал верхолаз Трифон Уплисович Лилуашвили. Мне он казался пожилым. Однако, он очень ловко забирался на высокие деревья.

 Мы с Трифноном по приказу А.Б. у которого было четко расписано, в какое время созревают поды на том или ином дереве, отправлялись в сад собирать плоды и семена. Запасались, брали с собой пакеты, корзины, мешочки. Поднимались на холмы к нужным растениям. Трифон ловко забирался на самые высокие деревья, ловко собирал плоды. Срезал ветки с плодами. Я укладывала плоды в мешки, писала этикетки. К вечеру, к концу работы, нагруженные мы с Трифоном возвращались в отдел. Там нужно было разложить плоды на противни. Написать этикетки. Предстояла просушка и отбор семян.

Высушенные семена укладывались в коробки. Зимой эти семена высылали по заказам. Эту работу я проделывала под руководством тихого, молчаливого Ашота Багратовича. Он мне казался строгим. Нет,он не был строгим , он был крайне дисциплинированным. И к себе он был требовательным.

 А.Б. никогда не повышал голос. Был очень аккуратным.

Мы с ним никогда не разговаривали ни на личные, ни на ботанические темы. Но он не командовал, не поучал. Он послужил для меня, в самом начале моей жизни в ботанике примером серьезного отношения к науке, собранности. Ашот Багратович никогда меня не ругал, хотя было за что, называл меня «деточка». Это был высоконравственный человек. Именно он посоветовал мне собирать коллекцию шишек хвойных растений. Это был мой первый начальник и учитель.

Не торопясь, последовательно он разносторонне исследовал биологию американских растений. Он как и Галина Алексеевна пополнял коллекцию сада. Ежегодно выходили его работы по интродукции. Благодаря Ашоту Багратовичу я узнала растения ботанического сада, что послужило основной для дальнейшего моего становления как ботаника. Именно А.Б. обратил внимание на способность интродуцентов самостоятельно возобновляться и внедряться в природную растительность.

 Благодаря этой особенности ботанический сад превратился в своеобразные искусственные ценозы в коорых верхний полог – деревья - это посадки. А кустарники и особенно травы – нижний полог – естественный.

 Стоит обратить внимание на то, что существование этих искусственных группировок зависит от длительности жизни деревьев, многие из которых ровесники ХХ века требуют возобновления.

По отечески относился ко мне и Г.А. Габричидзе. Я иногда слышала как он горячился, кричал на подчиненных. Но на меня он ни разу не повышал голоса. В то время он занимался посадками, организацией Приморского парка у платформы «Ботанический сад». Долина речки пересекающей ботанический сад у своего впадения не была в то время освоена посадками.

 Ботанический сад был полон очарования. Это была не только живая энциклопедия субтропических растений – это был прекрасный приближенный к дикой природе сад. Все было как в девственном лесу.

 Необычные картины поражали воображение. Всю красоту ботанического сада трудно описать. Отдельные его уголки, растения, производят неповторимое впечатление в разное время года! Например зимой, в феврале, когда цветение камелии японкой идет на убыль ее цветки опадают целиком. Выпал снег и на белом ковре под деревьями образовался красочный ковер из алых цветков на белом фоне.

Зимние дни в солнечную погоду полны тихого очарования. Одно из самых красивых и обильно цветущих растений в это время – акация беловатая или как ее называют в народе – мимоза. Огромные желтые пушистые ветви желтеют, издавая приятный аромат. А каждое маленькое соцветие напоминает новорожденного цыпленка. На фоне яркого голубого неба – картина завораживающая! И это все зимой! Никакое описание не может создать истинного впечатления от очарования с живыми растениями.

 Прошло много лет. Я работала в Москве, затем в Магадане. Видела много красивого. Но меня тянуло на родину. Я вновь приехала в Батумский ботанический сад уже не садоводом, а научным сотрудником. Опять в течение 10 лет я любовалась красотами ботанического сада. Но первые впечатления самые дорогие… Желаю 100 летнему саду сохранить очарование особенной природы северных субтропиков!



герпес. диагностика


     Есть животрепещущая тема. На фоне выпивания урины с закусыванием глиной у противного и жирного Малахова то ли плюс то ли минус, в это время вирусы не дремлют. Один из них коварный херпес. На фоне волнений, стрессов он активизируется и выскакивает не только на губах, а дает огромый толчок, особенно страшный если по голове. Тогда он стремительно размножается и поедает, крушит все на своем пути. В результате слепота, мененгит. Я попала на третий день. Диагноз в поликлинике АН поставили. Все равно поздновато... Повсеместно почти полностью отсутствует диагностика. А промедление ведет к ужасным последствиям.Людей буквально неделями (!!!) футболят от дерматолога к неврапотологу и обратно, а коварный херпес в это время делает свое черное дело... Насмотрелась . Всем хочу сказать: " Будьте грамотны, знайте побольше о невидимых анимакулях, которые тоже хотят жить и паратизируют на нас, бедных". Тема паразитизма на разных уровнях отдельная и увлекательнейшая. Но лучше не болеть!
Будьте здоровы и грамотны.

 


Nov. 23rd, 2010

 В районе Коптево  днем останавливают без предупреждения трамвай. Вырубают электричество. Люди сидят в неведении. Оказывается это   спиливают кроны деревьев. Не всех, а как то странно, выборочно. Мне как специалисту на это  смотреть  тяжело. Потому что  это безграмотно и безнравственно.

 

 Сохранить то, что осталось

 

М.Т.Мазуренко                                     Доктор биологических наук. Профессор.

 

 Города неизбежно и стремительно увеличивают свои размеры. Границы Москвы расширяются. Сегодня идут настойчивые разговоры о слиянии Москвы и Московской области. Этот процесс неизбежно повлечет за собой сокращение зеленой зоны вокруг Москвы.   В настоящее время в центре Москвы зеленые насаждения стали редкостью. Наступление на оставшиеся зеленые массивы идет центробежно от центра к периферии. Очевидно, что в настоящее время старинные усадьбы, парки, должны охраняться с особой тщательностью и нужно уделять внимание не только красивым газонам с замысловатыми композициями ярких однолетних растений. Жизнь их кратковременна, эффект разовый. Обратим внимание на то, какие огромные усилия прилагаются при создании композиций, которые мы видим не только на газонах, но и в ампельном, подвешенном виде. Их ежедневно поливают, сохраняют их эстетический облик. Рассматривая эти украшения меня не оставляет мысль об огромных затратах. У меня на глазах за лето неоднократно снимались и вновь высевались газоны в районе Коптево. Привозился в больших количествах некачественный торф на который высевали этот газон. Газон быстро всходил, его подстригали. Зеленые покровы очень красивы. Подстриженный газон эффектен. Но меня мучительно волновало то что прежде чем привезти кислый торф – всю почву под деревьями вывезли. А вместе с ней и всю почвенную фауну, которая своим многолетним трудом создавала особый почвенный слой под корнями деревьев.. Такая картина вывоза, завоза торфа, высева газона происходит не только в Коптево, этот процесс идет по всей Москве на огромной территории. Перестраиваются и оградительные заборы. Над композициями работает не одна художественная мастерская. Город, огромный город на летнее время приобретает нарядный облик. И что тут плохого? – спросит раздраженный читатель. Причем название этой заметки? Но есть важная, не побоюсь слова – важнейшая причина для тревоги. Стоит оторвать глаза от яркого газона, красивой композиции и вы поймете, в чем заключается моя тревога. В Москве деревья повально умирают! Площади их сокращаются. Отмершие деревья быстро распиливаются и вывозятся. Во многих местах, дворах  там, где деревьев много эти потери на первый взгляд незаметны.

 Итак, хочу подчеркнуть. Простым глазом видны огромные усилия для создания парадного вида города в летний период. В основном за счет красивых газонов, красивых композиций  созданных из однолетних ярких цветов.   Очевидно что на эту временную, сезонную кампанию тратятся огромные деньги и все чаще я слышу разговоры о том, что это кому то очень выгодно, что эта кампания с временным эффектом ни что иное как отмывание огромных денег. Но я не экономист. Я ботаник-дендролог . Я взволнована тем, что нужно кроме того как любоваться красивыми композициями поднять голову и посмотреть на деревья.

 Причин гибели деревьев Москвы несколько.

1.  Первую мы можем назвать механической. Строятся трассы, сносятся аллеи старых посадок. Процесс этот неизбежен. Город будет расти. Автомобильный парк будет неизбежно увеличиваться. А сохранить деревья необходимо. Как выйти из этого тупика? Как он решается в больших мегаполисах? При утверждении планов перестройки, модернизации Москвы необходимо при сносе аллей, посадок, предусмотреть сохранение или создания равноценного массива. Но если такового в микрорайоне нет и нет для него места? Предусмотреть и сохранить площади в соседнем микрорайоне. Сегодня об этом совершенно не думают. Например в Бутово 27 октября 2010 года трансливовали по центральному телевидению борьбу   жителей микрорайона за сохранение детской площадки. Там планируется очередной развлекательно-торговый центр за счет свободной, на взгляд администрации, площадей. Явно коррупционный проект. Детская площадка сегодня лишена посадок, особенно деревьев, которые необходимы не только детям, но и взрослым. Повторяю. Это тень в летнюю жару, эстетическое воспитание детей, уважение  к параллельному растительному миру, который бескорыстно дарит нам жизнь, кислород. В большом городе  растения должны занимать максимально возможное для их роста место. В идеале большие массивы должны быть в каждом микрорайоне.

2.  За теми посадками, которые сегодня имеются в Москве не ведется должного ухода. Наоборот. Их калечат. Не буду голословной. Стоит например проехать на трамвае по линии от метро Дмитровская до метро Войковская  и увидеть вдоль дорог странные обрубки, назвать их трудно пеньками. На высоте в десять метров и более крону  срубили, отпилили. Остался только ствол от которого отрастают новые пучки побегов.   Это оболванивание деревьев видят ежедневно тысячи пассажиров, пешеходов и равнодушно проезжают мимо. Может быть думают: так надо для чего то важного.? Но это очень некрасиво! Кто дал такое распоряжение? Это явление бытует последние годы не только в районе Тимирязевской сельскохозяйственной академии, не только в районе Коптево. Оно повсеместно! Возможно кто-то умный и задумывается о том что такое явление очень вредно отражается на восприятии зеленых насаждений как некрасивых и вредных, но которых не срезали сразу, а пощадили. А как это явление воспринимают наши дети? Как должное?  В Главном ботаническом саду РАН дендрологи на это варварское явление смотрят отрицательно. Я как специалист смотрю на это явление отрицательно. Прежде всего это губит растение. Второе это глубоко не эстетично. В третьих показывает плохое отношение к зеленому другу. Что делать? На мой взгляд при уходе за деревьями и кустарниками необходимы грамотные специалисты– дендрологи с образованием ландшафтоведов, знатоки своего дела, которые знают как ухаживать за деревьями, как вести грамотно подрезку, чтобы придать им эстетическую, гармоничную форму кроны.

 Бросается в глаза и подрезанные кроны деревьев вдоль трамвайных линий. Восприятие этих обрезанных крон то же что и с одиночными обрубками расположенными вдалеке от трасс,трамвайных путей. Судьбу этих деревьев мешающих проезду транспорта также должны решать специалисты. На мой взгляд можно и полностью пожертвовать вредящими транспорту посадками. Тут побеждает транспорт. Не будут же переносить пути ради деревьев! Хотя, в некоторых случаях ради очень ценной породы следовало бы… Но уже выстроены дома, а трамвайная линия вихляет, извивается. Тут уж не до деревьев!  Иногда и не до кустарников! Например у остановки Коптево не мешает трамвайным линиям, растет недалеко большой куст белой сирени. Казалось бы редкость в этом месте. Видимо остался от того счастливого времени, когда рядом стояла изба и рачительный хозяин с гордостью ухаживал за редким сортом си рении.. Теперь куст влачит жалкое существование. Потому что не подрезается по правилам, за кустом нет ухода! А как он красиво цветет весной! Проезжая мимо я каждый раз с досадой думаю о том что необходимо оградить эту красоту. Подрезать обломанные ветки. Цветы обламывают. Какое хорошее настроение он может создать пассажирам, которые утром увидят промелькнувшую мимо них красоту, а может быть и почувствуют тончайший, приятнейший запах! Каждое красивое, особенное дерево или кустарник должны быть взяты под особую охрану, уход, взяты на заметку не только вдоль трасс, но и везде где они сегодня растут!

   Напротив главного корпуса Тимирязевской сельскохозяйственной академии в скверике, совсем недалеко от трамвайной линии растут несколько декоративных яблонь. Это знаменитые райские яблочки с мелкими плодами. Несколько лет назад они выглядели совсем не эстетично. Давно их не подрезали. Но пришли знаменитые садоводы и со знанием дела сформировали крону. И теперь эти яблоньки радуют. Смотреть на них одно наслаждение! Значит есть специалисты! Есть такие! Но все их усилия направлены на подрезку плодовых растений! О! В этом отношении достигнуты огромные успехи! И тому подтверждение многочисленные   красивые журналы и газеты, посвященные  приусадебному садоводству. Они предназначены как для ученых, так и для садоводов широкого профиля. Подрезкам, прививкам, в основном плодовых деревьев   уделяется очень большое внимание! Какую только красоту можно увидеть на страницах этих красивых глянцевых журналов! И с какой ироний я гляжу на   жительницу Москвы и Московской области, которая сжатая с боков в душной электричке или сидя в вагоне метро листает страницы глянцевого журнала. На страницах изображены картины головокружительной красоты. Поистине виртуальный мир! – возникает такая мысль. Но я себя одергиваю. Возможно у этой дамы есть свой участок и там, именно там и создан один из этих шедевров? Нет, там где создаются шедевры ездят в автомобилях. Но разве те кто ездит не в метро и в электричке не видят непотребного озеленения? Возможно, возможно, так же как в своем особняке и на газоне вокруг дома они чувствуют себя дома? А за пределами думают: пусть горит земля вместе с этими уродцами деревьями? Вопросы. Вопросы. Но ведь это наш город. Ведь это наша Родина! Москва!  А в ней есть Большой театр! Причем тут Большой театр? – спросит меня читатель. Опять фантазии! Нет, нет. Не фантазии. Несколько лет назад, когда  еще не затевался ремонт Большого театра, случилось знаменательное событие. Приезжала делегация из муниципалитета Берлина с визитом к мэру. Тогда был мэром Юрий Лужков. И эта делегация подарила Москве цветущие яблоньки. Очень, очень красивые. С землей. Все честь честью. И решено было их посадить в самом сердце Москвы в сквере Большого театра. Посадили. Но не назначили садовника, который бы следил за этими шедеврами садового творчества. А они стояли и стоят рядом с мчащимися автомобилями Охотного ряда. Дышат газами как и мы и чахнут. Тут встает вопрос. Стоит ли сажать нежные растения в таком неподходящем месте? Даже самые красивые? Нет. Не стоит. Потому что они живые существа. Они хоть и молчат, но живые. Они относятся к параллельному к нам, людям миру и тоже хотят жить. По своему.  Но хотят жить. Хотят жить также как и мы, а не существовать и постепенно умирать.

Но вернемся к реалиям и снова посмотрим в окно из трамвая.

Второе что буквально бросается в глаза так это сильная загущенность посадок. Деревья стоят как в густой толпе прижатые друг к другу. Искривленные, с изуродованными кронами. Первое желание которое возникает у меня как у специалиста – дать им возможность стоять прямо, дышать свободно. Но вспомним. Они эти деревья никуда не могут уйти, убежать. От колыбели до гроба они будут стоять на одном месте, там куда упало семя или туда куда его посадили маленьким ребенком. Потом он рос и соответственно уходу, питанию вырос таким, каким мы его видим! Что делать? Как помочь? Специалисты в данном случае должны внимательно посмотреть на ассортимент, на состояние сжатых деревьев и выбрать среди них самые здоровые, самые красивые. А остальные выбраковать. Не бойтесь этого слова. Растения, в частности деревья модульные организмы, они на просторе начинают активно ветвиться, заполнять освободившееся пространство новыми ветвями. Как!? – спросит обыватель, рубить не строить! Нельзя. Какой шум может подняться в городе, когда придут дяди с топорами! Особенно во дворах, между домами, где деревья, когда-то посаженные жителями с любовью теперь разрослись, стоят сжатые по отношению друг к другу и затеняют первые этажи где часто бывает как в погребе совсем темно. Что нужно в этом случае делать? Прежде чем вырубить очень компетентная комиссия специалистов должна с большой ответственностью отнестись к неизбежной вырубке. Отнестись к каждом у растению с ответственностью. Что такое сегодня в Москве дворы? Они не запираются. Оговоримся есть уже некоторые которые оградили себя, есть. Но их немного. Часто среди пятиэтажек были посажены деревья и кустарники без соблюдения норм. С годами они, ветвясь и разрастаясь стали конкурировать друг с другом. Есть среди них храбрецы которые вырвались и в верхние этажи. Чтобы осветлить нижние этажи требуется деликатная очистка стволов с учетом красоты кроны. Нужно соблюдение требуемой площади. Не все так плохо среди домов во дворах без запоров. Дело в том что сами дома являются охранной зоной для деревьев. Тут не дуют сокрушительные ветры, есть защита. Получилось, что то вроде оранжереи где можно выращивать более теплолюбивые растения. И в этом случае нужны специалисты, которые помогут, подскажут что нужно посадить.

 Но во дворах, на бульварах, у домов буквально деваться нельзя от машин. Они стоят рядом с деревьями, утрамбовывают почву. А корни деревьев дышат! Кто об этом думает? На мой взгляд, необходимы оградительные решетки. Потому что не только утрамбовывается почва, но и ранится кора деревьев!  В этом деле виноваты не только машины, но и люди. Мы видим израненную, поврежденную кору деревьев на каждом шагу. Больше израненных, чем благополучно сохранивших кору. А ведь под корой идет ток питательных веществ! Что же нужно делать? Вопрос давно решен, но в нашем городе не практикуется. Это высокая оградительная сетка вокруг ствола дерева. Высота ее должна быть такова, чтобы никто ни с ножлм, ни с чем либо другим не повредил кору.

 Есть еще одна очень важная проблема связанная с загущенностью. Это клен американский ясенелистный. Мы его видим на каждом шагу! Он пришел в Москву сам и бешено расселяется! Оглянуться не успеешь как он внедряется среди старых посадок, вытесняет их, селится на пустырях. Деревья его могут быть большими, стволы наклонными. Листья у него нежные, как у ясеня. Что тут плохого? Плохого ничего. Если бы не его некрасивый общий вид и самодеятельность. Его внедрение еще раз подтверждает безхозяйственный подход к зеленым насаждениям. Посмотрим на дом Пашкова, нашу гордость – главную Российскую библиотеку напротив Кремля! Мы выходим из метро и идем направо, вперед по направлению к Знаменке.. На склоне красивый газон сверкает всем красками замысловатого орнамента. Но стоит поднять голову и посмотреть на группу старинных сиреней посаженных двести лет назад в основании дома Пашкова и сформированных искусными руками крепостных садовников т ак же как и вокруг Зимнего дворца в С.Петербурге. Красиво. Но что мы видим! В середину кустов проник американский клен, затеряет, сжимает сирени и грозит им гибелью. Если бы эти сирени курировал опытный садовник он бы давно убрал этот клен, умело пордстригал сирени. Но видимо настоящего ухода за этими сиренями нет! И это напротив Кремля!

 Что нужно делать чтобы использовать свойства этого клена в свою пользу? Способы давно найдены.  Специалистами получены прекрасные пестролистные сорта этого клена. Залюбуешься. Садовники регулируют рост ветвей, получается красивая компактная крона простирающаяся до земли! Выведены сорта с плакучими каскадами плодов. Тоже очень красиво. Но на улицах и в парках Москвы этих сортов не видно, а растут только сорные некрасивые формы. При наличии декоративных форм клен американский может стать одним из важных элементов озеленения города. Т аким образом инвазионные виды, эти «крысы» проникающие во все щели и не боящиеся стресса города могут быть в полной м ере использованы с пользой в большом городе.

Еще   имеется одна беда связанная с посадками деревьев в городе. Это тополя, женские экземпляры, которых большинство. Тополь выносливая, быстрорастущая культура, а главное – быстро укореняется. В уже далекое послевоенное время, когда энтузиазм был высок и строились новостройки, озеленению придавали большое значение. Хорошо прижившиеся черенки тополей сажали повсеместно. Они не требовали большого ухода и  быстро выросли. Сегодня это большие деревья Семена созревают в конце мая начале июня. Их пух летит над городом так обильно, что в некоторых местах создается полное впечатление снегопада. Он забивается в щели, в легкие людей вызывая аллергию. Это беда. Проходит время рассеивания семян и жители забывают этот тяжелый период на год, лишь с досадой вспомниают как было трудно. Но те, кто заболел от этого пуха аллергией думают об этом периоде с тревогой. Как поступить?   Я предлагаю не оболванивать кроны тополей, а убрать их полностью и повсеместно, спиливать полностью до основания не оставляя пеньков. Место спиленного дерева засыпать толстым слоем земли. Через некоторое время комель с корнями сгниет. На месте спиленных тополей можно посадить пирамидальные тополя. Они не пылят, красивы и создают неповторимый очаровательный облик юга! Пирамидальные тополя не только красивые, но и очень экономные. Что это означает? А то что на единицу площади, благодаря компактной кроне взамен одного большого и с растрепанной пылящей кроной можно посадить по крайней мере три экземпляра.

 Мне могут возразить. Рубить не сажать. Погубить легко. Но мы же хотим сохранить здоровый облик столицы, а не мучиться!

 «Пауки».

И еще одна, возможно главная беда подстерегает деревья, а за компанию и людей в большом городе. Это общая – вредная как для деревьев, так  и для людей экологическая обстановка. Влияние сильной загазованности и других факторов зрительно, на первый взгляд не отражаются на жителях. Процесс этот идет постепенно и уловить от чего заболел тот или иной человек весьма трудно. С растениями положение иное. Они ведут прикрепленный образ жизни и поток вредных газов, засоление почвы, вытаптывание вокруг стволов действуют постоянно и могут быть установлены. Растения, в частности деревья ветвятся. Ежегодно отрастает новая генерация побегов. В начале роста, когда побеги еще не одревеснели они наиболее ранимы и под действием неблагоприятной среды отмирают. Им взамен из запаса почек, которые находятся под отмершей частью , отрастают новые побеги, компенсируя потери. И на них опять отрицательно действуют газы, пыль и др. экстремальные факторы.    Гармоничный рисунок кроны, ее строение видоизменяется. Некрасивые пучки побегов под отмершей частью похожи на странных пауков. Далее запас почек истощается. Все реже возникают новые побеги. Вся периферийная часть кроны отмирает. Новые пучки побегов возникают все ниже, их становится меньше и в конце концов дерево полностью погибает. Такой процесс легко наблюдать в Москве вдоль крупных трасс, там где еще на обочинах сохранились зеленые насаждения. Но и таких становится все меньше и меньше. Таки м образом сами деревья показывают где находятся самые зараженные, тяжелые в экологическом плане места. Эти, наиболее пораженные газами места, как я уже сказала, находятся вдоль трасс. Именно там мы находим деревья пораженные «пауками». Но в последние годы не только трассы загазованы. Теперь легко обнаружить судя  по кронам деревьев, что поражены целые зоны, кварталы. Например такие искалеченные кроны встречаются повсеместно в районе улицы Кибальчича недалеко от метро ВДНХ. Таких в Москве много.

 Реакция на стресс у всех деревьев, независимо от их видовой принадлежности одинакова. Но по моим многолетним наблюдениям наиболее явно реагируют изменением, отмиранием побегов листопадные виды деревьев с нежными, мягкими листьями. Это в первую очередь липа и береза. Наиболее стойкие в этом отношении дуб, хвойные растения; туя, сосна, ель. Какие меры в этом можно предпринять? Парк машин растет с каждым годом. Этот процесс неизбежен. Уменьшить влиянии газов в городе общая многолетняя задача. Но сегодня и завтра деревья под действием газов будут продолжать гибнуть. Прежде всего  нужно взять на учет все дубы сохранившиеся в Москве. Их оградить и ни в коем случае не выгребать, не увозить опад, листья и мелкие ветки под деревьями. Дубы сами создают свою почвенную среду как и  другие виды деревьев. Вредная традиция выгребать почву под большими деревьями должна быть прекращена.  Выбирать  нужно только мусор :   выброщшенные пакеты например. Почвенный слой, даже под воздействием городской среды будет гармонично восстанавливаться   почвенной фауной. Именно она и создает благоприятную среду для роста корней. Не стоит убирать и опавшие веточки. Они также будут переработаны подземными и на простой глаз невидимыми друзьями деревьев. Такой пример ухода за деревьями, за посадками бытует в Европе, например в центре Берлина на Линден штрассе, где липы по названию улицы, многолетние красавцы.

Но в Москве сегодня липы одни из самых ранимых. Они деградируют и неизбежно гибнут!    Липа удивительное дерево. Оно может быть и столетним и более, а может быть и малолетним. Ее гибкие ветви, лыко, быстрая укореняемость, быстрый рост и красота – вот главный портрет этого замечательного дерева. Если растения гибнут – не нужно доводить ситуацию до краха.

   Экологи специалисты дендрологи должны оценить степень деградации и заменить посадки новыми. Для этого нужны питомники. Дуб быстро не восстановишь, а липу, березу, красивые виды ив, рябину заменить легко, имея большие питомники. Именно липа может, вместо железных оградительных сеток создать ограждения, живые шпалеры. Крепостные садовники хорошо знали свойства липы. В усадьбе-музее Кусково сохранились шпалеры из липы. Они очень стойкие. Но необходима их тщательная подрезка, формовка.  Они требуют такого же тщательного ухода как и за кронами лип и других деревьев.

 Каков должен быть главный ассортимент деревьев и кустарников нашего города? Он давно известен. Ему посвящены многие специальные статьи. Растения в Главном ботаническом саду и в других ботанических учреждениях, садоводческих хозяйствах испытываются. Предлагаются для озеленения все новые и новые сорта и разновидности. Но ясно одно. Свои, природные виды самые стойкие в условиях городского стресса.

 Особое внимание нужно уделить хвойным породам. Они очень красивые и вечнозеленые создают декоративный эффект круглый год. Пропитанные смолами они стойко сопротивляются загазованности. Но есть недостаток. Многие из них медленно растут. Необходимы большие питомники где будут выращиваться хвойные породы. В этом отношении исключение составляет лиственница широко распространенная в озеленении Москвы. Это листопадная порода с нежной хвоей. Ее крона редкая, прозрачная. Ветви под влиянием газов   деградируют. Такие искалеченные кроны лиственниц я наблюдала два десятка лет на  отрезке трассы от метро « Университет» ,  далее вдоль  главного здания МГУ до биологического факультета. Многолетние лиственницы погибли . Их ничем не заменили.

 Проблема озеленения – это комплексная проблема, которую необходимо решать. Для начала нужно обследовать положение с озеленением подобно тому как С. Собянин объехал все трассы Москвы. Подключить к этой задаче администрацию определенных районов. Для этой задачи сегодня явно не хватает специалистов дендрологов. Необходимо  увеличить их выпуск.

 


Profile

Мая Темофеевна Мазуренко
maja_mazurenko
Мая Темофеевна Мазуренко

Latest Month

March 2013
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner